Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XVIII
Если бы кто-нибудь мог исследовать и верно понять
причины и способы подобных видений и прорицаний, то
мне хотелось бы скорее послушать его, чем рассуждать
самому. Однако, не буду скрывать и того, что сам думаю
об этом предмете; пусть только ни ученые не поднимают
меня на смех, как человека нечто утверждающего, ни
неученые не принимают за человека поучающего, а те и
другие пусть считают меня скорее исследующим, чем
знающим.
Все эти видения я приравниваю к видениям сонных.
Как эти бывают иногда ложны, а иногда истинны, иногда
совершенно подобны будущему, иногда тревожны, а иногда
спокойны, и когда истинны, порой предуказуются в темных
намеках и как бы иносказательно; таковы точно и те. Но
люди любят расспрашивать о неизведанном и исследовать
причины необычных явлений, оставляя без внимания яв-
ления ежедневные, хотя весьма часто эти последние имеют
более сокровенное происхождение. Как в области звуков,
т. е. знаков, коими мы пользуемся в своей речи, они,
слыша редкое слово, спрашивают, что оно означает, а
познакомившись с его значением, спрашивают дальше,
откуда взялось такое слово, хотя относительно многих,
имеющихся в обиходе выражений не стараются узнать,
откуда они взялись; так же точно старательно ищут они
причины и основания и требуют разъяснения у людей
ученых, когда встречают что-нибудь необычное как в
области вещей телесных, так и духовных.
Когда кто-нибудь спрашивает меня, что значит, на-
пример, слово catus (умный), а я отвечаю — prudens
(благоразумный) или acutus (острый), но он этим не
удовлетворяется, а продолжает спрашивать, откуда взялось
слово catus, то я обыкновенно спрашиваю в свою очередь
его, откуда взялось слово acutus, чего, конечно, он не
знает, но так как это слово общеупотребительное, то он
терпеливо остается при незнании его происхождения, пола-
гая в то же время, что будет знать значение нового,
649