Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/648"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
является в нашем духе, при помощи которого вспоминается
нами то, что было прежде отсутствующим; однако, этот
образ производит не тело в духе, а сам в себе дух с
удивительною быстротой, далеко опережающей медлитель-
ность тела, которое, чуть глаз завидит, как образ его уже
возникает в духе видящего безо всякого гфомежуточного
момента времени. То же самое надобно сказать и отно-
сительно слуха: если бы дух не воспринимал в себе тотчас
же образа воспринятого ухом звука и не удерживал его в
памяти, то уже о втором слоге нельзя было бы сказать,
второй ли он, так как первый, коснувшись уха, уже исчез
и его не существует; а в таком случае пропадали бы
всякие фразы, всякое приятное впечатление от пения,
всякое, наконец, телесное движение в наших действиях,
и не было бы никакого усовершенствования, если бы
совершаемые телом движения не задерживались в духе с
помощью памяти. А они не удерживались бы в духе, если
бы он образно не воспроизводил их в себе. В нас
составляются образы даже будущих наших движений. Ибо
что мы делаем при посредстве тела такого, чего не
предварял бы мысленно дух, не созерцал бы раньше в
себе и некоторым образом не предустроял подобий всех
наших видимых действий?
Глава XVII
Но с другой стороны, трудно объяснить, каким образом
мысленные подобия телесных предметов становятся из-
вестными духам даже нечистым, и что служит для нашей
души в ее земном теле препятствием, что мы, наоборот,
не можем их видеть в своем духе. Тем не менее, на
основании несомненнейших показаний у нас известны
случаи обнаружения помыслов людей демонами, которые,
впрочем, если бы могли видеть в людях внутренний вид
добродетелей, то не искушали бы их; так, например, если
бы диавол мог видеть в Иове благородное и удивительное
терпение, то не захотел бы, конечно, быть побежденным
со стороны искушаемого (Иов. I, 10). Не следует, однако,
646