Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
как свидетельствует Писание, угодил Богу и за свое доброе
желание получил вознаграждение (III Цар. III, 9, 10).
Глава XVI
Если все это так, то к телесному зрению имеет отно-
шение телесное, разделяющееся как бы на пять отдельно
действующих каналов, чувство. Так как самый тонкий и
потому более, чем другие, близкий к душе элемент в теле,
свет, распространяется сперва один посредством глаз и в
зрительных нервах светит для созерцания видимых пред-
метов, а потом — в некотором смешении, во-первых, с
чистым воздухом, во-вторых, с воздухом бурным и туман-
ным, в-третьих, с более плотной влажностью, в-четвертых,
с земною массой, то с чувством зрения, в котором свет
действует по преимуществу, он образует пять чувств; как
об этом я сказал в четвертой и седьмой книгах. Между
тем, над всеми телесными элементами первенствует видимое
небо, с которого блещут светила и звезды, как чувство
зрения первенствует в теле. А так как всякий дух, без
сомнения, превосходнее всякого тела, то из этого следует,
что духовная природа, даже и та, в которой отпечатлеваются
образы телесных предметов, превосходнее и самого телес-
ного неба, не местоположением, конечно, а достоинством
природы.
Здесь мы сталкиваемся с некоторым удивительным
явлением, а именно: хотя дух существует прежде тела, а
телесный образ является позже самого тела, однако, воз-
никая по времени позже, но являясь в существующем по
природе раньше, телесный образ в духе превосходнее, чем
само тело в своей субстанции. И отнюдь не следует думать
так, что в духе производит что-нибудь тело, как будто бы
дух был подчинен производящему телу, как материи.
Бесспорно, то, что производит, превосходнее того, из чего
оно что-нибудь производит, и ни в коем случае тело не
превосходнее духа, а, напротив, дух превосходнее тела.
Отсюда, хотя какое-нибудь тело, которого мы раньше
не видели, мы сначала видим, а потом уже его образ
645