Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/645"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
могли бы отличить от другого, или что стало бы делать
внимание души, если бы в духе получилось такое предс-
тавление тела, которого она не могла бы отличить от
самого тела? Но является на помощь разум, отыскивая,
что все это означает и чему полезному оно учит, и
нашедши, достигает своей цели, а не нашедши, оставляет
вопрос открытым, чтобы какая-нибудь опасная крайность
не завела его в пагубное заблуждение.
Трезвый же, вспомоществуемый свыше разум судит о
том, что или сколько есть такого, относительно чего думать
даже и иначе, чем оно есть, для души не опасно. Ибо
если со стороны добрых считается кто-нибудь добрым,
хотя бы тайно оно и было дурным, то туг нет ничего ни
пагубного для него самого, ни опасного для думающих
так о нем, если только он не погрешает относительно
самих предметов, т. е. самого добра, от которого каждый
бывает добр. В противном случае, в каком-нибудь отно-
шении было бы вредным для всех людей, что они во
время сна считают истинными тела, подобия коих им
снятся, или было бы вредно в каком-нибудь отношении
Петру случившееся с ним, когда чудесным образом он
был освобожден от оков и последовал за ангелом (Деян.
XII, 6) или когда он в экстазе отвечал: "Нет, Господи, я
никогда не ел ничего скверного или нечистого" (Деян. X,
14), считая все, что находилось в сосуде, истинными
животными.
Все это, коль скоро оно оказывается иным, чем вос-
принималось во время видения, не должно вызывать в
нас чувство раскаяния, если только в этом не обнаружива-
ется грубое неверие или суетное и даже безбожное наст-
роение. Поэтому, когда и диавол вводит в обман телесными
видениями, нет ничего вредного в том, что в обман
вводятся глаза, если только при этом человек не погрешает
против истины веры и здравого разумения, которым Бог
научает покорных Ему. Если он вводит в обман телесными
образами даже и душу в духовном зрении до такой степени,
что она представляет себе существующим несуществующее
тело, то и это нисколько не вредно душе, если она не
поддастся на это опасное искушение.
643