Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/644"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
больных, не всегда служат знаками других предметов;
между тем, было бы удивительно, если бы экстаз мог
когда-нибудь иметь место так, чтобы образы телесных
предметов при этом чего-либо не означали.
Неудивительно, что и одержимые демоном говорят
иногда истину относительно того, что не подлежит чувствам
присутствующих; потому что вследствие какого-то, уж и
не знаю какого, сокровенного привмешения этого духа
происходит то, что он становится как бы одним с духом
страждущего и одержимого. Когда же в эти видения
человеческий дух восхищается духом добрым, то уже ни
в коем случае не следует сомневаться, что созерцаемые
им образы служат знаками других предметов, и притом
таких, которые полезно знать, ибо это уже — дело Божие.
Различать (эти состояния) весьма трудно в том случае,
когда дух злобы действует спокойно и говорит, не причиняя
никакого телесного страдания, порою даже истину, пред-
сказывая полезные вещи и принимая вид, как написано,
ангела света (II Кор. XI, 14), с целью уловить в свои
сети, снискав доверие в очевидно добром. Думаю, что это
различие возможно только при помощи того дара, о
котором ведет речь апостол, когда говорит о дарах Божиих,
что иному дается "различение духов" (I Кор. XII, 10).
Ибо нетрудно распознать его, когда он доводит до чего-либо
такого, что противно добрым нравам и правилу веры: в
таком случае он распознается многими. При помощи же
упомянутого дара он в самом уже начале, когда многим
кажется еще добрым, тотчас же распознается как злой.
Глава XIV
Однако, и посредством телесного зрения, и при помощи
открывающихся в духе образов телесных предметов как
добрые научают, так и злые — обманывают. Разумное же
зрение не ошибается. Ибо или тот не понимает, кто
принимает что-нибудь за иное, чем оно есть, или же,
если понимает, оно непременно истинно. Глаза не знали
бы, что им делать, если бы видели тело, которого не
642