Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/639"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
и в то же время сам не разумел. Я не думаю, чтобы
кто-нибудь стал мыслить и говорить так, что существует
предмет, который бы воспринимал разумом, а сам не мог
% бы быть воспринимаем разумом. Ум созерцается не иначе,
как умом. Отсюда, так как ум может быть созерцаем, то
он и умопостигаем, а так как, согласно с вышеуказанным
различием, он созерцаем, то и разумен. Поэтому, оставив
в стороне весьма трудный вопрос, существует ли что-нибудь
такое, что только умопостигалось бы, но само не умо-
постигало, мы в настоящее время разумное и умопостига-
емое будем понимать как одно и то же.
Глава XI
Рассмотрим теперь эти три рода зрения, телесный,
духовный и разумный, порознь, восходя от низшего к
высшему. Раньше мы привели пример, как в одном
изречении усматриваются все три рода зрения. Ибо когда
мы читаем: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя'*,
то телесно видим буквы, духовно мыслим ближнего, а
разумом созерцаем самую любовь. Но могут быть духовно
мыслимы и отсутствующие буквы, может быть телесно
видим и присутствующий ближний; любовь же по своей
субстанции не может быть ни видима телесными глазами,
ни представляема духом в подобном телу образе, а может
быть познаваема и воспринимаема только умом. Телесное
зрение не управляет ни одним из этих родов, но получаемое
с его помощью ощущение передается духовному роду, как
управляющему. Ибо когда мы видим что-нибудь глазами,
то образ видимого тотчас же отпечатлевается в духе, но
распознается нами как такой только тогда, когда, отняв
глаза от видимого глазами предмета, мы находим в духе
образ виденного. И если это — дух неразумный, как дух
скотов, то образ видимого так и остается в духе. А если
— разумная душа, то он передается разуму, который
управляет и духом; так что то, что видели глаза и передали
духу, чтобы в нем составился образ виденного, представляет
собою знак той или иной вещи, тотчас ли его значение
637