Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
фараон, который видел их во сне (Быт. XLI, 26). Фараон
имел дух, настроенный к видению, а Иосиф — ум,
просвещенный к уразумению. У фараона был язык, а у
Иосифа — пророчество, потому что у первого было
представление только предметов, а у последнего — истол-
кование представлений.
Отсюда, в меньшей степени пророк тот, кто в духе
при посредстве образов телесных предметов видит только
знаки вещей, и гораздо в большей — тот, кто одарен
одним только пониманием этих образов; но истинный
пророк — тот, кто обладает и тем и другим, т. е. и видит
в духе знаменующие подобия телесных предметов, и живо
понимает их умом, как, например, испытано и доказано
было превосходство Даниила, который и рассказал царю
виденный им сон, и объяснил, что этот сон значил (Дан.
II, 31; IV, 17). Ибо и телесные образы отпечатлены были
в его духе, и уму его открыто было их понимание. На
основании именно этого различия духа, в виду которого
апостол сказал: "Стану молиться духом, стану молиться и
умом" (1 Кор. XIV, 15), дабы и знаки предметов отобра-
жались в духе, и понимание их отражалось в уме, — на
основании этого, говорю, различия, мы теперь и назвали
духовным такой род зрения, каким мы мысленно предс-
тавляем образы даже и отсутствующих предметов.
Глава X
Разумный же — это тот превосходнейший род, который
принадлежит собственно уму. Мне не встречалось ни разу,
чтобы разум назывался таким же многоразличным образом,
как дух. А употребляем ли мы слово разумный, или
умопостигаемый, мы обозначаем одно и то же. Некоторые,
правда, допускают между этими словами такое различие,
что умопостигаемое — это предмет, который может быть
воспринимаем одним только умом, а разумное — это сам
разум, который постигает; но это — еще вопрос, причем
вопрос важный и трудный, чтобы существовал какой-либо
предмет, который мог бы быть созерцаем только разумом,
636