Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/634"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
ставляется ближний и отсутствующий, наконец — посред-
ством умственного созерцания, которым зрится сама мыс-
лимая любовь. В ряду эти трех родов первый самый
очевидный: к нему принадлежит созерцание неба и земли
и вообще всего, что видят наши глаза.
Нетрудно понять и второй род, которым мыслятся
отсутствующие телесные предметы, ибо и небо, и землю
со всем, что на них можем видеть, мы представляем себе
и в темноте, когда, не видя ничего телесными глазами,
духом созерцаем образы тел, истинные ли, какими видим
мы и сами тела и удерживаем их в памяти, или вымыш-
ленные, как может представлять их наше мышление. Ибо
одним образом мы представляем себе мысленно Карфаген,
который знаем, и другим — Александрию, которой не
знаем.
Третий же род, коим созерцается мысленная любовь,
обнимает собою предметы, которые не имеют подобных
себе образов. Ибо человека, дерево, солнце и вообще все
небесные или земные тела, когда они находятся в поле
нашего зрения, мы видим в их собственных формах, а
когда отсутствуют, мысленно представляем себе в их,
отпечатлевшихся в нашем духе, образах; все эти предметы
образуют два рода зрения: один при посредстве телесных
чувств, а другой при посредстве духа, в котором содержатся
их образы. Но видим ли мы любовь одним образом как
присутствующую, в ее собственном виде, и другим — как
отсутствующую, в каком-нибудь подобном ей образе? Ко-
нечно, нет; но, насколько она может созерцаться умом,
она созерцается одним больше, а другим меньше; если
же мыслится как некий телесный образ, то не созерцается
вовсе.
Глава VII
Об этих тр4х родах зрения, насколько, по нашему
мнению, требовало дело, мы кое-что сказали уже в пре-
дыдущих книгах, но не указали их числа. В настоящем
же случае, в виду того, что затронутый вопрос требует с
нашей стороны несколько более подробного раскрытия,
632