Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/631"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
ему казалось, достиг до первого неба, выше которого
увидел опять-таки небо, достигнув которого увидел новое
небо, и уже достигнув последнего, он мог сказать, что
был восхищен до третьего неба. Но что существовало
третье небо, куда он был восхищен, в этом он не
сомневается и не хочет, чтобы сомневались и мы, ибо
начинает свою речь словом "знаю"; итак, коль скоро
апостол знал, что говорил, то его слова может считать
неистинными разве лишь тот, кто вообще не верит апостолу.
Глава IV
Итак, апостол знал человека, восхищенного до третьего
неба; следовательно, небо, куда (тот человек) был восхищен,
было действительно третьим небом, а не каким-нибудь
телесным знаком, который Моисей отличал и от самой
субстанции Бога, и от видимой твари, в какой Бог являлся
человеческим и телесным чувствам, настолько, чтобы ска-
зать: "Покажи мне славу Твою" (Исх. XXXIII, 18), а также
и не каким-нибудь образом телесной вещи, видя который
в духе, Иоанн спрашивал, что он собою означает, и
получал в ответ, что это или гордость, или люди, или
что-нибудь другое, когда видел зверя, или жену, или воды,
или что-нибудь другое подобное (Апок. XIII, 1 и XVII,
3); но, говорит, "знаю человека во Христе, который...
восхищен был до третьего неба".
Если же небом он хотел назвать духовный образ,
подобный телесному небу, в таком случае и его тело было
также только образом тела, в котором он был туда
восхищен; следовательно, и своим телом он называл образ
тела, как небом — образ неба. В таком случае он не
старался бы и различать, что он знает и чего не знает,
— знает человека, восхищенного до третьего неба, не
знает же, в теле ли восхищенного, или вне тела, — а
просто рассказывал бы о видении, называя, что видел,
именами тех предметов, которые видел. И мы, когда
рассказываем о своих снах или о каких-нибудь откровениях
в них, говорим: "Я видел гору, видел реку, видел трех
629