Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/629"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
думать и так, что это именно он, с которым я, конечно,
не говорил бы, если бы был убежден, что это не он.
Таким образом, душа сонного, хотя удивительно и бодр-
% ствующая, может обманываться образами тел, как если бы
это были сами тела.
В зкстазе же я имел возможность слышать только
одного человека, и притом простолюдина, который едва
мог выражать свои ощущения, но знал, что он и бодрствует,
и видит нечто не глазами: ''Видела его, — говорил он
(пользуюсь, насколько могу припомнить, его собственными
словами), — душа моя, а не глаза". Но он не знал, тело
ли то было, или же телесный образ. Ибо не был таким,
чтобы мог различать подобные вещи, но в то же время
был настолько простодушно искренним, что я слушал его
с таким доверием, как если бы сам видел то, что, по его
словам, видел он.
Вот почему, если Павел видел рай так, как Петру
виделась спускающаяся с неба корзина (Деян. X, 11), или
как Иоанну все то, что он описывает в Апокалипсисе
(Апок. I, 12), или как Иезекиилю поле с костями мертвых
и их воскресение (Иез. XXXVII, 1), или как Исайе сидящий
Бог, окрест Него — серафимы и жертвенник, взятый с
которого уголь очистил уста пророка (Ис. VI, 2), то ясно,
что он мог и не знать, в теле ли он видел, или вне тела.
Глава III
Но если он видел вне тела и — не тела, то возможен
вопрос, были ли это телесные образы, или же субстанция,
которая не представляет никакого подобия тела, как,
например, Бог, как ум, понимание или разум человека,
как добродетели — благоразумие, справедливость, чистота,
любовь, благочестие и все то, что только мы мысленно
исчисляем, расчленяем, определяем, не видя ни их очер-
тания, ни цвета, ни того, как они звучат, чем пахнут,
какой имеют вкус, теплы ли они, или холодны, мягки
или тверды, тонки или жестки; но созерцая их при помощи
зрения, света и представления другого рода, и притом
627