Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/626"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
это показало правосудное совершение божественного приго-
вора.
Отсюда, он был обманут некоторым иным способом;
но коварством змея, которым была прельщена жена, он,
по моему мнению, не мог быть прельщен так, как могла
она. Между тем, апостол имел в виду прельщение в
собственном смысле слова, вследствие которого то, чем
жена была убеждена, сочтено было ею истинным, хотя и
было ложным, т. е. будто бы Бог воспретил им прикасаться
к дереву познания добра и зла зная, что если они к нему
прикоснутся, будут как боги, и таким образом как бы
завидуя божеству тех, коих сотворил людьми. Но если
даже мужем овладело некоторое желание поставить экспе-
римент вследствие своего рода умственного превозношения,
которое не могло укрыться от Бога, так как муж видел,
что жена не умерла, вкусив от запрещенного дерева, как
нами уже было сказано выше, то все же он, коль скоро
он был одарен духовным умом, ни в коем случае не мог
поверить тому, будто бы Бог воспретил им плоды этого
дерева из зависти. Чего же больше? Склонение ко феху
произошло так, как и могло оно в них произойти, а
описано так, как оно должно читаться всеми, хотя бы и
не многими понималось так, как должно.