Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/625"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
добра и зла: Творец как бы завидовал своей твари в этом
благе. Было бы странным, если бы человек, одаренный
духовным умом, мог этому поверить. Или же именно
потому, что сам он не мог этому поверить, ему и дана
шбыла жена, которая одарена была меньшим разумением и
жила, может быть, еще по чувству плоти, а не по духу
ума, почему апостол и не приписывает ей образа Божьего?
"Муж, — говорит, — не должен покрывать голову, потому
что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа"
(I Кор. XI, 7). И так было не потому, что женский ум
не мог воспринимать того же самого образа, так как по
слову апостола в благодати нет ни мужского, ни женского
пола, а потому, что жена, возможно, еще не получила
того, что создается в познании Бога, и должна была
получать это постепенно под управлением и распоряжением
мужа. Не напрасно же апостол говорит: "Ибо прежде
создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен, но жена,
прельстившись, впала в преступление" (I Тим. И, 13, 14),
т. е. через жену впал в преступление и муж. Ибо апостол
называет и его преступником, когда говорит: "Подобно
преступлению Адама, который есть образ будущего" (Рим.
V, 14), но не называет его прельстившимся.
Разве можно поверить, чтобы Соломон, этот муж вели-
кой мудрости, признавал какую-нибудь пользу идолов? И,
однако, он не мог устоять перед любовью к женам, которая
влекла его к этому злу, делая то, чего, как он знал, не
следует делать, чтобы не омрачить своих смертоносных
удовольствий, в которых он утопал и погибал. Так же
точно и Адам после того, как жена, прельстившись, ела
от запрещенного дерева и ему дала, чтобы ели оба, не
захотел опечалить ее, полагая, что она может затосковать
без его утешения, раз он будет чужд ее душе, и совершенно
погибнет вследствие этого разъединения. Он побежден был
не похотью плоти, которой еще не чувствовал в законе
членов, противоборствующем закону ума, а некоторым
дружеским благоволением, вследствие которого человек
весьма часто оскорбляет Бога, опасаясь, как бы из друга
не стать врагом; а что Адам не должен был так делать,
623