Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
было правдивым и полезным (ибо раз оно лживо, то и
бесполезно), дабы мы видели, в какую болезнь гордости
впали теперь люди, старясь переложить на Творца то, что
сделали худого, и желая приписать себе то, что сделали
доброго. "Жена, которую Ты мне дал"! Как-будто она для
того была дана, чтобы не повиновалась мужу, а оба они
— Богу!
"И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена
сказала: змей обольстил меня, и я ела'*. Не сознается в
грехе и она, а сваливает на другого, по роду отличного,
но равного по лживости. Однако же, от них родился, но
им не подражал, а был, очевидно, удручен множеством
зла тот, кто сказал и будет говорить до скончания века:
"Господи! помилуй меня, исцели душу мою; ибо согрешил
я пред Тобою" (Пс. XL, 5). Не тем ли более должны
были так поступить и они? Но Господь не посек еще
выи грешников. Остались труды, скорби смертные, всякое
сокрушение века и, наконец, благодать Божия, в благо-
потребное время помогающая людям, которых она, удручая,
учит, что они не должны превозноситься самими собою.
"Змей обольстил меня, и я ела"! Как-будто чье либо
убеждение она должна была предпочесть заповеди Божьей!
Глава XXXVI
"И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это,
проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями
полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь
есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу
между тобою и между женою, и между семенем твоим и
между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а
ты будешь жалить его в пяту". Все это изречение инос-
казательно, и если добросовестность писателя и истинность
повествования могут чем-либо служить для него, то разве
что тем, что мы не должны сомневаться, что оно было
сказано. Ибо только слова: "И сказал Господь Бог змею"
суть слона писателя и должны пониматься в их собственном
617