Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
воспоминания об изначальном событии, которое уста-
навливает некоторое их содружество с этим родом живо-
тных. А само это событие попущено было для того, чтобы
человеческому роду, для назидания которого надобно было
описать это происшествие, при посредстве змея дать пример
всякого диавольского искушения, что станет яснее, когда
мы будем говорить о божественном приговоре змею.
Глава XXIX
Хитрейшим же из всех зверей змей назван по причине
диавольской хитрости, которая в нем и от него производила
коварство, подобно тому, как благоразумным или хитрым
называется язык, которым движет благоразумный или хит-
рый человек, чтобы благоразумно или хитро убедить в
чем-либо (других). Ибо языком называется не сила телес-
ного органа, а, без сомнения, сила ума, которая языком
пользуется. Подобным же образом стиль писцов называется
лживым, хотя быть лживым — это свойство только существа
живого и чувствующего; но стиль называется лживым
потому, что с его помощью лживо действует лживый,
подобно тому, как если бы и тот змей был назван лживым,
потому, что им, как стилем, лживо пользовался диавол.
Об этом я счел необходимым напомнить для того,
чтобы кто-нибудь, исходя из представления, что животные,
лишенные человеческого разума, могут иметь разумение
или вдруг превращаться в разумных животных, не увлекся
странным и вредным мнением о превращении душ или
людей в зверей, или зверей — в людей. Если же змей
говорил с человеком, как говорила с человеком и ослица,
на которой сидел Валаам, то первое было действием
диавольским, а последнее — ангельским. Ибо добрые и
злые ангелы имеют некоторые сходные действия, как
Моисей и волхвы фараона. Но в этих действиях добрые
ангелы гораздо могущественнее, и если злые ангелы могут
производить что-нибудь подобное, то только потому, что
им дозволяет это Бог через добрых ангелов, дабы каждому
было воздано по сердцу его или по благодати Божией,
610