Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XVI
Но когда именно гордость склонила диавола извратить
порочной волей свою добрую природу, об этом Писание
* не говорит; впрочем, очевидно, что это случилось до того,
как он позавидовал человеку. Ибо всем, останавливающим
на этом предмете свое внимание, понятно, что не от
зависти рождается гордость, а от гордости — зависть. И
не без основания можно думать, что в гордость диавол
впал испокон веков и что не было раньше времени, когда
бы он жил мирно и блаженно с ангелами, но что он
отпал от своего Творца с самого начала; так что в словах
Господа: "Он был человекоубийца от начала и не устоял
в истине" (Иоан. VIII, 44) "от начала" надобно понимать
в приложении к тому и другому: не только к тому, что
он был человекоубийцей, но и к тому, что не устоял в
истине. Впрочем, человекоубийцей он стал с того времени,
с какого мог быть убит человек, а человек не мог быть
убит раньше, чем явился тот, кого можно было убить.
Таким образом, диавол — "человекоубийца от начала*'
потому, что убил первого человека, раньше которого не
было никого из людей. В истине же он не устоял с того
времени, с которого был сотворен он сам, который мог
бы, если бы захотел, устоять в ней.
Глава XVII
А как возможна мысль, что наслаждался блаженной
жизнью среди блаженных ангелов тот, кто наперед знал
о будущем своем грехе и наказании за него, т. е. отпадении
и вечном огне? Если же он наперед об этом не знал, то
естественно спросить, почему не знал? Святые Ангелы
знают о своей вечной жизни и о своем блаженстве. Ибо
как бы они были блаженны, если бы не имели этого
знания? Разве, может быть, скажем, что Бог не хотел ему
открыть, когда он был еще добрым ангелом, ни того, чем
он будет, ни того, что ему предстоит терпеть; тогда как
остальным открыл, что они вечно пребудут в Его истине?
599