Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
этот род, чего же он хочет, как не того, чтобы и самому
не быть в нем?
"Велики дела Господни, вожделенны для всех, любящих
оные" (Пс. СХ, 2): предвидит, что будут добрыми, и
творит; предвидит, что будут злыми, и творит; предоставляя
добрым самого Себя для наслаждения, а злых щедро
наделяя многими своими милостями, милосердно прощая
и правосудно карая, а также милосердно карая и правосудно
прощая, нисколько не боясь ничьей злобы и нисколько
не нуждаясь ни в чьей праведности, ничего не извлекая
для Себя даже из дел добрых и обращая сами наказания
ко благу добрых. Почему бы Ему было не попустить
искушения человека, которого путем этого искушения
надобно было испытать, победить и наказать, раз высо-
комерным вожделением собственной власти он достиг того,
что раньше задумал, своим деянием привел себя в расст-
ройство, а правосудным наказанием внушал ко злу гордыни
и неповиновения страх в своих потомках, которым эта
история была описана и стала известной?
Глава XII
Если же спросят, почему диаволу было дозволено со-
вершить искушение именно через змея, то кого же не
убедит Писание, что сделано так не без умысла, —
Писание столь высокого авторитета, пользующееся в про-
роческих целях столькими же доказательствами божества,
сколькими действиями наполнен мир? Мы не хотим этим
сказать, что диавол желал показать нам что-нибудь для
нашего назидания; но так как он не мог приступить к
искушению иначе, как по попущению, то и сделать это
мог только с помощью того, чью помощь ему дозволили.
Отсюда, что бы ни значил змей, все это надобно приписы-
вать тому промышлению, находясь под властью которого
диавол, хотя и имеет желание вредить, но способность
вредить получает только ту, которая дается ему или для
совращения и погибели сосудов гнева, или для смирения
и утверждения сосудов милосердия. Мы знаем, откуда
595