Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
полагаю, достаточно показали, что немалое благо предс-
тавляет собою даже и та разумная природа, которая избегает
зла путем сравнения зол; а этого рода доброй природы,
конечно, не было бы, если бы Бог обратил все злые воли
во благо и не карал порочности заслуженным наказанием:
в таком случае оставался бы один только род доброй
природы, который остается совершенным без всякого срав-
нения греха и наказания за зло. Таким образом, с уничто-
жением, так сказать, численности превосходнейшего рода,
умалилось бы число самих родов (доброй природы).
Глава XI
Значит, говорят, в делах Божиих есть нечто такое, что
нуждается в зле другого, которым Бог пользуется ко благу?
Можно ли людям быть настолько глухими и ослепленными
страстью к спору, чтобы не слышать и не видеть того,
как многие исправляются при виде наказаний других?
Какой язычник, какой иудей, какой еретик не испытывает
этого ежедневно в своем доме? Между тем, когда дело
доходит до рассмотрения и исследования этой истины,
люди не хотят и знать, от какого действия божественного
промышления происходит в них это возбуждение к воспри-
ятию дисциплины, забывая, что если даже наказуемые и
не исправляются, все же примером их держатся в страхе
остальные и правосудная гибель других способствует их
спасению. Ужели же Бог — виновник злобы и непотребства
тех, правосудное наказание которых Он направляет к
пользе других, о коих решил печься именно таким образом?
Хотя Он и предвидел, что они по собственной порочной
воле будут злыми, однако не отказался сотворить их, имея
в виду пользу тех, которых Он сотворил такими, что они
могут преуспевать в добре не иначе, как имея перед собою
пример злых. Ибо если бы не было этих, то те, конечно,
были бы совершенно бесполезны. А разве пустяшное дело,
чтобы существовали те, которые, несомненно, полезны
этому роду, и всякий, кто не хочет, чтобы существовал
594