Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
бы Бог не творил тех, которые, как Он предвидел, будут
злыми". Ибо почему же Ему не творить тех, которые, как
Он предвидел, будут полезны добрым, рождаясь для полез-
ной цели упражнения и вразумления добрых волей и
правосудно неся наказание за свою злую волю?
Глава VII
"Лучше бы, — говорят, — Он сотворил человека таким,
чтобы он совершенно не хотел грешить". Да, мы согласны,
что та природа лучше, которая совершенно не хочет
грешить: пусть же согласятся и они, что не зла и та
природа, которая сотворена так, что могла бы, если бы
захотела, не грешить, и что правосуден приговор, которым
она наказана, согрешив по воле, а не по необходимости.
Отсюда, как здравый разум нас учит, что та природа
лучше, которую не прельщает недозволенное, так здравый
же разум учит, что добра и та природа, которая может
обуздывать недозволительные влечения, буде они в ней
появляются, услаждаясь не только всем дозволенным и
правильно содеянным, но даже и обузданием самого этого
порочного влечения. Итак, если эта природа добра, а та
лучше, то почему бы Бог сотворил одну только ту, а не
обе? Поэтому те, которые готовы прославлять Бога за
одну ту, тем более должны прославлять Его за обе. Первая
принадлежит святым Ангелам, последняя — святым людям.
Что же касается тех, которые предпочли порочность и по
собственной предосудительной воле извратили достохваль-
ную природу, то они должны были быть сотворены отнюдь
не потому, что такими их Бог предвидел. Они имеют свое
место, которое занимают в мире, к пользе святых. Ибо
сам Бог не нуждается ни в праведности добродетельного
человека, ни тем более в неправедности порочного.