Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
кто брался, не знал, что ему следовало бы по суду, если
бы не содействие милости; почему был взят он, а не тот,
хотя причина у обоих была одна; почему у некоторых не
были явлены силы, которые, если бы были явлены, то
те люди покаялись бы, и были явлены у тех, кто и не
намерен был верить. Весьма ясно говорит Господь: "Горе
тебе, Хоразин! Горе тебе, Вифсаида! Ибо если бы в Тире
и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно
бы они во вретище и пепле покаялись" (Мф. XI, 21). И
Бог, конечно, справедливо не желал их спасения, хотя
они могли бы спастись, если бы пожелали. Тогда яснее
ясного будут видеть то, во что теперь, прежде открытого
познания, верят праведники: как определенна, неизменна,
весьма деятельна воля Божья; как много может она, но
не хочет, и ничего не хочет, что не может; и как
справедливо то, что поется в псалме: "Бог же нас на небе
вверху, на небе и на земле все, что восхотел, сотворил"
(Пс. CXIII, 11). И неверно, будто Он что-нибудь пожелал,
но не сделал; а еще недостойнее полагать, будто Он не
сделал чего-либо потому, что человеческая воля послужила
препятствием к исполнению желания Всемогущего. Итак,
ничего не было бы, если бы не восхотел Всемогущий,
или соизволяя, или прямо действуя.
96. И вне всякого сомнения Бог делает добро, даже
допуская какое бы то ни было зло. Допускает Он его не
иначе, как по справедливому суду, а все, что справедливо,
то, конечно, и благо. Следовательно, хотя зло, поскольку
оно есть зло, не — добро, однако, добро и в том, что
существует не только добро, но и зло. Потому что если
бы существование зла не было добром, то оно никоим
образом не допускалось бы всемогущим Добром, Которому,
без сомнения, как легко сделать желаемое, также легко и
не допустить нежелаемое. Если мы не верим в это, то
подрывается самое начало нашего исповедания, где мы
исповедуем веру в Бога Отца всемогущего. И не потому
ли Он называется всемогущим, что может все, что желает,
и воля какой-либо из тварей не ограничивает действие
воли всемогущей.
57