Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/585"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
каким Он образно являлся духу святых и каким предс-
тавляется даже в аллегорической речи? Действительно,
видения их имеют сходство с подобной речью. Но они
ошибаются, составляя в своем сердце призраки пустого
мнения и не понимая, что святые судили о своих видениях
так же, как стали бы судить о них, если бы читали или
слышали о них как об изреченных свыше, например, о
том, что семь колосьев и семь коров означают семь годов
(Быт. XLI, 26), полотно, привязанное за четыре угла, или
плащаница, полная разных животных, означает всю землю
со всеми народами (Деян. X, 11), да и все прочее, в
особенности то, что относительно бестелесных предметов
обозначается не телесными вещами, а образами.
Глава XXVI
Впрочем, Тертуллиан боялся, чтобы кто-либо не поду-
мал, что душа по своей субстанции возрастает, как тело,
и приводил даже причину своего страха: "Дабы, —замечает
он, — не сказали, что она возрастает по субстанции и,
таким образом, не решили, что она смертна". Но, однако,
он как бы растягивал ее по телу и думал, что из малого
семени она становится в чем-то равной телу: "Сила ее,
— говорит, — в человеке, в котором сохраняются естес-
твенные дары, при здравом состоянии субстанции дейст-
вием Того, кем она в начале была вдунута, возрастает
постепенно вместе с плотью"*. Этого мы бы не поняли,
если бы он сам не пояснил нам своих слов, использовав
аналогию из области видимых предметов: "Возьми извес-
тной тяжести необработанный кусок золота или серебра:
в нем сосредоточено свойство металла и, хотя и в меньшем
сравнительно с будущим виде, содержится все, что принад-
лежит его природе; затем, когда этот кусок раскатывается
в лист, он становится большим, чем был вначале, но по
площади, а не по весу, растягиваясь, а не увеличиваясь,
хотя растягиваясь он в то же время и увеличивается. Ибо
* Ibid., XXXVII.
583