Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/583"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
Поэтому люди, привыкнув и привязавшись к телесных
чувствам, не хотят считать душу чем-либо иным, чем тело,
опасаясь, что если она — не тело, то и — ничто; отсюда,
они настолько боятся считать и Бога не телом, насколько
* боятся считать Его ничем. Они до такой степени погружены
в призраки или фантастические образы, которые их мыш-
ление черпает из тела, что, отрешившись от них, страшатся
исчезнуть как бы в пустоте.
Поэтому они и рисуют в своих сердцах и правду и
мудрость со своего рода формами и цветом, ибо не могут
их мыслить бестелесными, хотя, будучи одушевлены прав-
дой и мудростью настолько, что или хвалят их, или делают
что-нибудь согласно с ними, они не говорят, какого цвета,
какого размера, в каком образе или форме их себе
представляют. Но об этом мы говорили уже в другом
месте и, если Богу будет угодно, скажем еще, когда
потребуют того обстоятельства. Теперь же мы начали об
этом говорить потому, что уверены ли некоторые отно-
сительно перехода душ, или не уверены, пусть они не
отваживаются ни думать, ни говорить, что душа — тело,
ибо тогда они чего доброго и самого Бога сочтут телом,
правда, телом превосходнейшим, особой, стоящей выше
всего остального, но все же — телом.
Глава XXV
Наконец, Тертуллиан, считая душу телом единственно
потому, что он не мог ее мыслить бестелесной, а потому
боялся, чтобы она, если не тело, не была ничем, не мог
мыслить иначе и о Боге; но обладая проницательным
умом, он временами возвышался над своим мнением,
приближаясь к истине. Что, например, мог сказать он
вернее следующего: "Все телесное подвержено страданию"*?
На основании этих слов он должен был бы изменить свое
мнение, что и Бог — тело. Ибо, думаю, не настолько же
он был глуп, чтобы представлять и природу Бога подвер-
* Tert., dc Anima. VII.
581