Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/570"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
какую-то другую, особую душу, происходящую из иной,
противной Богу природы, почему она и желает противного
духу. Не следует нам высказывать и такую мысль, будто
есть души, коим не необходима благодать Христа, когда
рассуждаем о том, что такого сделала душа младенца,
почему ей, если она не получила христианского крещения,
опасно было бы выходить из тела, коль скоро она не
совершила никакого своего греха и не происходит от той
души, которая первая согрешила в Адаме.
В самом деле, мы говорим даже не о тех достаточно
взрослых детях, которым не хотят приписывать собствен-
ного греха раньше, чем им исполнится четырнадцать лет
и губы их покроются пухом. Такое воззрение было бы
правильным, если бы не существовало иных грехов, кроме
тех, что совершаются детородными членами; но кто же
осмелится утверждать, что воровство, ложь, клятвопрес-
тупление — не грехи, кроме разве того, кто хочет совершать
их безнаказанно? А между тем, детский возраст переполнен
подобными грехами, но только такие проступки детей не
принято считать настолько заслуживающими наказания,
как (такие же проступки) взрослых, ибо есть надежда, что
со временем, когда их разум станет более зрелым, они
смогут лучше понимать спасительные наставления и охотнее
им повиноваться.
Но мы ведем речь не об отроках, которые нередко,
желая вопреки наставлениям получить ребяческое удо-
вольствие тела или души, прибегают ко лжи, так как, на
их взгляд, только неправдой они могут обеспечить себе
или достижение того, чего желают, или устранение того,
что им не нравится; мы говорим о младенцах, причем не
потому, что весьма часто они рождаются от блуда (ибо и
среди испорченных нравов не следует порицать даров
природы: разве не должны всходить зерна потому, что
они посажены рукою вора, или разве повредит родителям
распутство, если они, обратившись к Богу, исправятся, а
уж тем более — их детям, если они живут честно?), но
потому, что этот возраст вызывает следующее недоумение:
если душа младенца не имеет никакого греха по собст-
венному своему произволению, то каким образом может
568