Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
доброго или худого; следовательно, в нем душа самая
невинная, коль скоро она не происходит от Адама. Поэтому
был бы достоин удивления всякий, придерживающийся
подобного мнения о душе, кто смог бы нам объяснить,
каким образом младенец может заслуживать осуждения,
если он оставляет тело, не получив крещения.
Глава XII
Конечно, совершенно верно и истинно написано: "Плоть
желает противного духу, а дух — противного плоти" (Гал.
V, 17), но, думаю, всякий ученый и неученый согласится,
что плоть без души похотствовать решительно не может.
Отсюда, причина похоти заключается не в одной только
душе, но еще меньше — в одной только плоти. Она
происходит от них обеих, от души потому, что без души
нет чувства удовольствия, от плоти потому, что без плоти
нет ощущения плотского удовольствия. Таким образом,
плотью, желающей противного духу, апостол называет
плотское удовольствие, которое дух имеет от плоти и с
плотью вопреки удовольствию, которое он имеет один.
Один он, если не ошибаюсь, имеет то чуждое плотского
удовольствия желание, которым "истомилась душа, желая
во дворы Господни" (Пс. LXXXIII, 3). Ибо когда дух
повелевает членами тела так, что они служат тому желанию,
коим проникнут он один, когда, например, что-нибудь
пишется, читается, слушается, когда преломляется хлеб
голодному и совершаются другие дела человеколюбия и
милосердия, то плоть оказывает повиновение духу, а не
возбуждает похоть. Когда этим и другим добрым желаниям,
которыми проникнута одна душа, противоборствует что-
нибудь такое, чем услаждается душа плотским образом,
тогда говорится, что плоть желает противного духу, а дух
— противного плоти.
Действительно, когда апостол говорит, что плоть желает
противного духу, то под плотью он имеет в виду то, что
делает сама душа по плоти, подобно тому, как мы говорим,
что "ухо слышит", "глаз видит". Ибо кто не знает, что
566