Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
только душа первого человека, от которой творятся все
человеческие души, или же, наконец, то, что творятся
каждый раз новые души, никакой основы которых в первых
шестидневных делах Божиих не было. Из этих трех пред-
положений два первых не находятся в противоречии с
теми делами творения, в коих создано все разом. Согласно
с этими предположениями или основа души сотворена в
какой-нибудь твари, как бы в своей прародительнице, так
что все души рождаются уже от нее, а Богом творятся,
когда даются каждому в отдельности человеку, как тела
— от родителей; или же сотворена не основа души, как
в родителях — основа потомства, а сама душа тогда, когда
был "день один", — сотворена так же, как сам этот день,
как небо, земля и небесные светила, сообразно с чем и
сказано, что Бог сотворил человека по образу Своему.
Труднее понять, как согласуется третье предположение
с тем мнением, что человек сотворен по образу Божию
в шестой день, хотя оно не противоречит тому, что он
сотворен в день седьмой. Ибо если мы скажем, что
творятся новые души, которые не созданы в шестой день
ни сами, ни в своей основе, как в родителях — основа
потомства, в ряду тех дел, от коих, вместе начатых и
завершенных, Бог почил в седьмой день, то в этом случае
надобно опасаться, что священное Писание напрасно с
такой настойчивостью напоминает нам, что Бог совершил
в шестой день все дела Свои, сотворенные "хорошо
весьма", коль скоро Ему предстояло еще творить новые
природы, которые не были созданы тогда ни сами по
себе, ни причинно.
Такое опасение, впрочем, возможно в том только случае,
если мы при этом будем думать, что причина сотворения
души для каждого из рождающихся заключается не в
самом Боге, а создана Им в какой-нибудь твари; но так
как душа представляет собою творение, по которому человек
в шестой день был создан по образу Божию, то никак
нельзя сказать, что Бог творит теперь нечто такое, чего
не сотворил тогда. Ибо Он еще тогда сотворил такую
душу, какие творит и теперь, а потому и не творит теперь
ничего такого, чего не сотворил тогда в ряду совершенных
557