Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Таким образом, дело земледельца приносить при поливке
воду; но чтобы вода протекала через покатые места, это
уже дело не земледельца, а Того, Кто все расположил
мерою, числом и весом (Прем. XI, 21). Дело земледельца
подчищать сучки с дерева и засевать землю; но чтобы
земля всасывала влагу, выпускала ростки, один, чем кре-
пится корень, отлагала в почве, а другой, чем питается
ствол и развиваются ветви, гнала вверх, — все это дело
Того, Кто возращает. Равным образом, когда врач припи-
сывает больному телу питание, а раненому лекарство, то
(приписывает), прежде всего, не из тех веществ, которые
сам сотворил, а которые находит сотворенными действием
Творца; затем, если он может приготовить пищу и питье,
составить пластырь и приложить его, то разве может он
из веществ, которые приписывает, произвести и создать
силы или плоть? Это совершает внутренним и для нас
сокровеннейшим движением сама природа. И однако, если
бы Бог лишил природу того внутреннего действия, которым
Он ее поддерживает и производит, то она, как бы мгновенно
угаснув, перестала бы существовать.
Вот почему в виду того, что Бог управляет всею тварью
двояким в своем роде действием провидения, о коем мы
говорили в предыдущей книге, проявляя это действие как
в естественных, так и в произвольных движениях, ни один
ангел не может создать природы, как и самого себя. Но
ангельская воля, будучи предана Богу и исполняя Его
повеления, в кругу подчиненных предметов может в своем
роде и при посредстве естественных движений, подобно
тому, как это бывает в земледелии или лечении, управлять
материей, чтобы творилось нечто во времени согласно с
первоначальными, несотворенными в Слове Бога, причинно
заложенными в шестидневных делах идеями. Итак, кто
же осмелится утверждать наверняка, какое служение ангелы
могли оказать Богу при образовании жены? С полною,
впрочем, уверенностью могу сказать, что восполнение
(взятой у мужа) плоти на месте кости, тело и душа жены,
сочетание членов, все внутренности, все чувства и вообще
все, чем стали тварь, человек и женщина, все это совершено
исключительно в том действии, которое Бог не через
547