Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
которые, если бы (прародители) не согрешили, не подле-
жали смерти, а имели получить ангельскую форму и
небесное качество, явилась, лишь только была нарушена
заповедь, смерть, как некая смертельная болезнь, и изме-
нила то качество, благодаря которому они господствовали
над телом так, что не могли бы сказать: *^р членах моих
вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего",
потому что хотя тело их еще не было духовным, а только
душевным, однако и не "телом смерти", от которой и с
которой мы рождаемся. Ибо мы, не скажу рождаясь, но
даже еще зачинаясь, чему другому полагаем начало, как
не некоторой болезни, от которой необходимо нам умереть,
— не столько необходимо тому, кто заболевает водянкой,
дезинтерией или слоновой болезнью, сколько тому, кто
получает это тело, в котором все мы становимся чадами
гнева, потому что таким его сделало не что другое, как
наказание за грех (Еф. II, 3).
А если так, то почему бы нам не думать, что первые
люди до греха могли управлять своими детородными чле-
нами для рождения детей так же, как душа является в
каком-либо действии движущею силой безо всякого за-
труднения и производит как бы зуд удовольствия? Ибо
если всемогущий и неизреченно достохвальный Бог, ве-
ликий и в наималейших делах, дал пчелам способность
производить детей так же, как форму и жидкость меда,
то почему же может казаться невероятным, что он устроил
первым людям такие тела, чтобы они, если бы не согрешили
и не получили тотчас же некоей болезни, от коей необ-
ходимо стали умирать, повелевали своими членами, кото-
рыми зачинается плод, силою того мановения, каким
повелеваем мы своим ногам, когда ходим, так, чтобы этот
плод и засеменялся без страстного жара, и рождался без
болезни? Но преступив заповедь, они получили в своих
членах действие того закона, который противоборствует
закону ума, но который упорядочивается браком, огра-
ничивается и обуздывается воздержанием, дабы как от
греха произошло наказание, так от наказания происходила
заслуга.
540