Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/522"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
наполняло их радостью; о чем, впрочем, речь будет в
своем месте. Пусть же те, кого беспокоит вопрос, каким
образом (прародители) могли понимать Бога, угрожавшего
им чем-то, что не были ими испытано, обратят свое
внимание на то, что мы без малейшего колебания и
сомнения понимаем названия всего, нами нет испытанного,
или путем противоположения тому, что уже знаем, если
это — названия отрицательные, или путем сравнения,
если это — названия видовые. Но, возможно, кого-либо
тревожит вопрос о том, как могли говорить и понимать
говорящего люди, которые не научились говорить, ибо не
росли среди других говорящих (людей) и не обучались
этому у учителя? Как-будто бы для Бога было трудно
научить говорить тех, которых Он сотворил так, что они
могли бы научиться этому даже и от людей, если бы
только было от кого!
Глава XVII
Спрашивают также, мужу ли только дал Бог эту заповедь,
или и жене? Но пока еще (прежде, чем был дан запрет)
не было сказано о сотворении жены. Или, возможно, она
уже была сотворена, но только об этом было рассказано
после? Ибо слова Писания располагаются так: "И заповедал
Господь Бог человеку" (а не "заповедал им"). Затем следует:
"От всякого дерева в саду ты будешь есть" (а не "вы
будете"). Далее прибавлено: "А от дерева познания добра
и зла, не ешь от него"*. Здесь уже речь обращена как
бы к обоим, во множественном числе, и само окончание
заповеди выражено во множественном же числе. Разве,
может быть, Бог, зная, что сотворит жену, заповедал ради
порядка так, чтобы о заповеди Господней жена узнала от
мужа? Такой порядок в делах Церкви поддерживает и
апостол, говоря: "Если же они хотят чему научиться, пусть
спрашивают о том дома у мужей своих" (I Кор. XIV, 35).
* В цитируемых Аигустином списках сказано: "Не ешьте от него".
520