Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/519"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
любя Его и служа Ему разумною своею волей. Поэтому
и такая природа представляет собою великое благо, так
как она одарена способностью быть преданной высшему
благу. Если же она не хочет быть такою, то лишается
блага, что и составляет ее зло, влекущее за собою, по
правосудию Божию, страдание. Ибо что могло бы быть
еще в такой мере несправедливым, как если бы изменник
благу оставался в благополучии? Этого ни в коем случае
и не может быть; но только иногда не чувствуют зла от
потери высшего блага, любя благо низшее. Но по божес-
твенному правосудию тот, кто потерял по своей воле благо,
которое он должен был бы любить, любимое теряет со
скорбью. Хорошо еще, что он скорбит об утраченном
благе: если бы в его природе не оставалось уже ничего
благого, то не было бы и никакой скорби об утраченном
благе.
Но кому добро угодно помимо испытания зла, т. е.
кто раньше, чем почувствует потерю добра, уже решился
не терять его, того надлежит поставить выше всех людей.
Ибо если бы это не ставилось никому в особенную похвалу,
то не заслуживал бы похвалы и тот Отрок, который, став
из рода Израилева Эммануилом, что значит "с нами Бог"
(Мф. 1, 23), примирил нас с Богом, явился посредником
между людьми и Богом (I Тим. II, 5), Словом у Бога,
плотию у нас, Словом-плотию между Богом и нами. Ибо
именно о Нем пророк говорит: "Будет разуметь отвергать
худое и избирать доброе" (Ис. VII, 15). А каким образом
Он мог пренебречь или избрать то, чего не знал, если
не так, что добро и зло познаются одним образом через
предведение добра и другим — через испытание зла? Через
предведение добра зло познается, но не ощущается; в
таком случае добра держатся, чтобы вследствие его потери
не ощущать зла. В свою очередь, через испытание зла
познается добро, и тот, кому бывает худо от утраты добра,
чувствует, чего он лишился. Отсюда, Отрок тот прежде,
чем по опыту узнал или добро, которого мог бы лишиться,
или зло, которое мог бы ощущать в связи с потерей
добра, пренебрег злом, дабы избрать добро, т. е. не захотел
терять добра, которое имел, дабы не ощущать потери того,
517