Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Наконец, грешник желает только того, чтобы не быть
под владычеством Бога, раз дозволяет себе нечто такое,
в недозволенности чего он должен руководствоваться един-
ственно повелением Господа. А если он должен руко-
водствоваться только этим, то, значит, он не желает
повиноваться воле Божией, не любит велю Божию и
предпочитает ей человеческую волю. Господь, конечно,
знает, почему Он приказывает; слуга Его должен делать
то, что Он повелевает, а если это — слуга выдающийся,
то, возможно, он может и постигать, почему Он так
повелевает. Не станем, впрочем, долго останавливаться на
исследовании причины этого повеления, если для человека
великая польза заключается уже в том одном, чтобы он
служил Богу; повелевая Бог делает полезным все, что ни
повелевает, и ни в коем случае не следует бояться, что
Он может повелеть что-нибудь неполезное.
Глава XIV
Да и не может быть так, чтобы собственная воля (наша)
не обрушивалась на человека великою тяжестью падения,
если он высокомерно предпочитает ее воле высшей. Это-то
человек и испытал, преступив заповедь Божию и путем
этого опыта узнал, какое существует различие между добром
и злом, добром послушания и злом непослушания, т. е.
гордости и упорства, превратного подражания Богу и
преступной свободы. А в связи с каким деревом могло
это приключиться, от этого обстоятельства, как сказано
выше, дерево и получило свое имя. Ибо оно не было бы
злым, если бы мы не узнали этого по опыту, так как не
было бы и зла, если бы мы его не совершили. Да и
вообще какой-либо природы зла не существует, а имя зла
получило умаление добра.
Несомненно, Бог есть непреложное благо, человек же
по той своей природе, в какой его сотворил Бог, хотя и
есть благо, но благо не непреложное. Преходящее же
благо, которое следует после блага непреложного, делается
лучшим, коль скоро оно предано непреложному благу,
516