Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
заповедующему Господу, дабы, вкушая плод повиновения
заповеди, он не получил терний неповиновения? Вот
почему, не захотев сохранить в себе подобие возделывания
рая, он после осуждения и получил себе такую землю, о
которой сказано: "Терние и волчцы произрастит она тебе"
(Быт. III, 18).
Если же мы поймем так, что человек должен был
именно возделывать и хранить рай, то возделывать рай
он мог, как сказано выше, при помощи земледелия, а
хранить его не от дурных и враждебных людей, каких
тогда и не было, а разве что от зверей. Но каким образом
и зачем? Разве звери были уже свирепыми по отношению
к человеку, что произошло только вследствие греха? Ибо
человек, как потом упоминается, всем зверям, к нему
приведенным, нарек имена, а в шестой день, по закону
слова Божия, получил со всеми ими общую пищу (Быт.
I, 30). Или, если уже было чего бояться со стороны
зверей, каким образом один человек мог защитить рай?
Ибо то было огромное пространство, коль скоро его
орошала такая великая река. Конечно, ему следовало бы,
если бы только было можно, оградить рай такой стеною,
чтобы туда не мог проникнуть змей, но было бы удиви-
тельно, если бы раньше, чем человек оградил бы рай, он
смог выгнать оттуда всех змей.
Но почему бы нам не воспользоваться разумом раньше
глаз? Человек действительно был помещен в раю для того,
чтобы он возделывал его, как выяснено выше, при пос-
редстве не тягостного, а приятного земледелия и предус-
мотрительного ума, изыскивающего многое и полезное, и
хранил тот же рай для самого себя, чтобы не допустить
чего-либо такого, за что заслужил бы из него изгнания.
Для того он получил и заповедь, чтобы иметь в ней
средство, при помощи которого он сохранял бы для себя
рай и с удержанием которого не был бы из него изгнан.
Ибо правильно говорят, что тот не сохранил известной
вещи, кто ею распоряжался так, что ее утратил, хотя она
была бы спасительна другому, кто или нашел бы ее, или
заслужил получить.
17 3ак. 3645
511