Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вольная — в том, каким оно поддерживается пищею,
одеждою, лечением. Затем, по отношению к душе человек
управляется естественно, чтобы жить и существовать, а
произвольно — чтобы учиться и постигать.
И как в дереве тому, чтобы оно росло и что совершается
внутренне, внешним образом содействует земледелие, так
и в человеке, по отношению к телу, тому, что внутренне
совершает в нем природа, помогает внешним образом
медицина, а по отношению к душе тому, чтобы она по
природе внутренне была счастлива, внешним образом со-
действует наука. Далее, что для дерева значит нерадение
об уходе за ним, то же значит для тела нерадение о его
лечении, а для души — небрежение о ее образовании.
Наконец, что для дерева значит вредная влага, то же
значит для тела гибельная пища, а для души — непотребное
наставление. Таким образом, выше всего Бог, который
создал все и всем управляет, творит все природы как
благой, управляет всеми волями как правосудный. К чему
же нам отклоняться от истины, если мы верим, что человек
в раю находился в таком состоянии, что занимался зем-
леделием не рабским трудом, а благородно-духовным удо-
вольствием? Ибо что невиннее этой работы для занима-
ющихся ею, и что полнее всестороннего обсуждения для
благоразумных?
Глава X
А что хранить? Неужели сам рай? От кого же? Ему
не угрожал ни враждебный сосед, ни нарушитель границ,
ни вор, ни грабитель. Как же понимать, что телесный
рай мог быть охраняем человеком телесно? Но ведь
Писание и не говорит "чтобы охранять", а просто "чтобы
хранить". Хотя, впрочем, если перевести с греческого
буквально, то не совсем понятно, хранить ли рай, или
хранить н раю. Но что же хранить в раю? Разве, может
быть, понять это так: что человек производил в земле
при помощи земледелия, он должен был хранить в себе
самом при помощи науки, чтобы как поле повиновалось
ему как возделывающему, так и сам он повиновался своему
510