Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
было вредно для пищи; ибо Создавший все "хорошо
весьма" не мог ввести в рай ничего злого, но злом для
человека было преступление заповеди. А между тем, для
человека, стоявшего под властью Господа Бога, необходимо
было какое-нибудь ограничение, чтобы послушание было
для него добродетелью, ведущей к Господу; я уверено
заявляю: послушание — единственная добродетель для
всякой разумной твари, действующей под властью Бога,
первый же и величайший порок гордыни заключается в
желании пользоваться своею властью к свой же погибели;
имя этому пороку — непослушание. Таким образом,
человеку неоткуда было бы знать и чувствовать, что он
имеет Господа, если бы ему не было ничего приказано.
Итак, дерево это не было дурное, но названо деревом
добра и зла потому, что в нем, в том случае, если человек
вкусит от него после получения запрета, заключалось
будущее преступление заповеди, а в этом преступлении,
путем претерпевания наказания, человек мог научиться,
какое существует различие между благом послушания и
злом непослушания. Вот почему и это дерево надо прини-
мать не за иносказание, а за некоторое действительное
дерево, которому дано название не от произроставшего на
нем плода или яблока, а от того, что должно было
случиться с вкусившим это яблоко вопреки запрету.
Глава VII
"Из Едема выходила река для орошения рая; и потом
разделялась на четыре реки. Имя одной Фисон: она
обтекает всю землю Хавила, ту, где золото; и золото той
земли хорошее; там бдолах и камень оникс. Имя второй
реки Тихон: она обтекает всю землю Куш. Имя третьей
реки Хиддекель: она протекает пред Ассириею. Четвертая
река Евфрат" (Быт. II, 10 — 14).
Что я могу сказать об этих реках кроме того, что это
— настоящие реки, а не иносказательные образы, которых
не существует в природе, ибо реки эти весьма известны
и странам, по которым они текут, и почти всем народам.
506