Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/506"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
мнение; найдутся и такие, которые к этому мнению
отнесутся с одобрением, утверждая, что оный жаждущий
богач (Лук. XVI, 24) находился несомненно в телесном
месте, и даже не усомнятся провозгласить и саму душу
совершенно телесной в виду запекшегося языка богача и
капли воды, которой он желал с пальца Лазаря: о таком
важном вопросе я не хочу вступать с ними в необдуманное
пререкание.
Лучше сомневаться в сокровенном, нежели спорить о
неизвестном. Я не сомневаюсь, что богач должен предс-
тавляться в мучительном, а бедняк — в прохладном и
радостном месте. Но как надобно представлять себе это
адское пламя и это лоно Авраамово, этот язык богатого
и этот палец бедняка, эту палящую жажду и эту прох-
ладительную каплю, — все это едва ли может быть открыто
и путем спокойного исследования, путем же запальчивого
спора — никогда. Чтобы не останавливаться на этом
глубоком и требующем продолжительной речи вопросе,
скажем пока так: если души по разлучении с телом
находятся в телесном месте, то оный разбойник мог быть
помещен в раю, в котором находилось тело первого
человека; при разборе надлежащего места Писания, если
того потребует какая-нибудь надобность, мы так или иначе
покажем, что должны мы знать или думать относительно
этого предмета.
В настоящее же время я не сомневаюсь, да и не думаю,
чтобы кто-нибудь стал сомневаться, что премудрость —
не тело, а потому и не дерево; а что в телесном раю
премудрость могла быть обозначена через дерево, т. е.
телесную тварь, как некоторое таинство, — это пусть
считает невероятным тот, кто или не видит в Писании
столь многих телесных таинств духовных предметов, или
утверждает, что первый человек не должен был жить с
некоторым подобного рода таинством, хотя апостол слова
Писания о жене (которая, как мы верим, была создана
из ребра мужа): "Посему оставит человек отца своего и
мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть"
поясняет так: "Тайна сия велика; я говорю по отношению
ко Христу и к Церкви" (Еф. V, 31). Удивительно, каким
504