Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
рытое плодоносными деревьями и орошаемое великим
источником, на том только основании, что ни одно-де
человеческое земледелие не приводит по сокровенному
действию Божию к такому изобилию, — удивляюсь, каким
образом верят они и в самого человека, сотворенного так,
как они того никогда не видали. А если и он должен
быть понимаем иносказательно, кто же в таком случае
родил Каина и Сифа? Или, может быть, и они существовали
только иносказательно, а не были людьми, рожденными
от людей? Пусть подобные возражения продолжают они
до того места, до которого это не противоречит здравому
смыслу, и пусть вместе с нами попытаются все повест-
вование принять сначала в буквальном значении. Ибо кто
же станет им мешать, если потом они будут понимать
повествуемое еще и аллегорически, в значении ли духовных
природ и действий, или будущих предметов?
Само собой понятно, что если называемое здесь телесно
ни в коем случае не может быть здравою верой принято
в телесном значении, то что же нам остается, как не
понимать это аллегорически, что, конечно же, лучше,
нежели нечестиво порицать священное Писание. Если же
все это, понимаемое и телесно, не только не затрудняет,
а, напротив, подкрепляет повествование божественного
слова, то, думаю, никто не будет настолько упорен, чтобы,
видя все это выводимым из правила веры в собственном
смысле, предпочесть остаться при своем прежнем мнении
только потому, что раньше ему казалось, что оно может
быть понимаемо только иносказательно.
Глава II
Я и сам вскоре после своего обращения написал две
книги против манихеев, которые не только заблуждаются,
принимая эти ветхозаветные книги не так, как должно,
но еще и богохульствуют, совсем их не принимая и
отвращаясь, — написал из желания поскорей или опро-
вергнуть их болтовню, или возбудить внимание к поискам
в сих ими презираемых Писаниях христианской и еван-
499