Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/500"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
дающие обычный ход природы не встречают, то некоторые
и хотели бы принимать рассказ об этом не в буквальном,
а аллегорическом смысле, и историю, т. е. повествование
о предметах исторических, начинать с того пункта, когда
Адам и Ева, изгнанные из рая, вступили в соитие и
начали рождать. Как будто для нас обычное дело, что
они прожили столько лет, или что Енох был взят на
небо, или что престарелая и бесплодная стала роженицей,
и т. п.!
Но, говорят, одно дело — повествование о чудесных
событиях, а другое — об обыкновенных вещах: там сама
эта необычность указывает на то, что есть (различные)
способы (существования) вещей: одни, так сказать, естес-
твенные, а другие — чудесные; здесь же имеется в виду
обыкновенный порядок природ. На это следует ответить
так: ведь и необычные события необычны потому, что
они происходят впервые. В самом деле, что в составе
мировых вещей может быть до такой степени необычным
и не имеющим аналогов, как не сам мир? А разве можно
думать, что Бог не сотворил мира, потому что Он не
творит больше миров, или — не сотворил солнца, потому
что не творит больше солнц? Так можно ответить и тем,
которых беспокоят вопросы не только о рае, но и о самом
человеке: раз они верят, что человек был создан так, как
впоследствии никто другой, почему же не хотят верить,
что рай сотворен так, как творятся на их глазах леса?
Понятно, что это я говорю для тех, которые признают
авторитет Писаний, ибо некоторые и из наших хотят
понимать рай не в буквальном, а иносказательном значении.
Что же касается тех, которые совершенно враждебны
Писаниям, то с ними мы вели речь в иное время и иначе;
хотя и в настоящем своем произведении мы, насколько
можно, намерены защищать буквальное значение рая,
чтобы эти люди, по причине умственной извращенности
или тупости отказывающиеся верить подобным предметам,
не находили основания к убеждению других в их ложности.
Впрочем, я удивляюсь и тем из наших, которые верят
божественным Писаниям и не хотят принимать рай в
буквальном смысле, т. е. как прекраснейшее место, пок-
498