Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/498"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
менного, а потому, с одной стороны, завершил творение,
положив предел всем родам его, а с другой — начал его,
положив начало времен; так что с точки зрения завер-
шенного — почил, а с точки зрения начатого — и поныне
делает. Впрочем, если кто-либо все это объяснит лучше
— с радостью приму и подчинюсь.
О душе же, которую Бог вдунул в человека дыханием
в лице его, я всего лишь утверждаю: что она — от Бога,
но не Его субстанция; что она бестелесна, т. е. не тело,
а дух, не из субстанции Его происходящий, но сотворен-
ный не так, чтобы в его природу превратилась какая-либо
природа тела или неразумной души; что она сотворена из
ничего; что она бессмертна по некоторому образу своей
жизни, которую не может ни в коем случае потерять,
однако по некоторой своей изменяемости, в силу которой
она может быть лучше или хуже, она может быть спра-
ведливо названа и смертной, ибо истинное бессмертие
имеет только Тот, о ком сказано: "Единый имеющий
бессмертие" (I Тим. VI, 16). Все же прочее, о чем я
рассуждал в настоящей книге, надеюсь, пригодится чита-
телю, дабы он знал, как следует без дерзких утверждений
исследовать предметы, о которых в Писании сказано не
достаточно ясно, а если сам этот способ исследования
ему не понравился, то пусть исследует лучше, дабы затем
научить и меня, или же поищет человека более сведущего,
чтобы тот научил нас обоих.
496