Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/490"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
она знает себя больше, нежели землю и небо, которые
наблюдает с помощью телесных глаз.
Не говорю уж о том, что та ее (способность), которою,
как думают некоторые, обладают также животные и птицы,
всегда находя дорогу в свои норы и гнезда, и которою
воспринимаются образы телесных вещей,^сама никак не
похожа ни на какое тело. В то же время очевидно, что
та способность души, которою воспринимаются образы
телесных вещей, больше всех других должна быть похожа
на тело. Но если и она не тело, поскольку известно, что
телесные образы в душе не только удерживаются памятью,
но и могут возникать в ней по желанию сколько угодно
раз, то во сколько же раз другие способности души, равно
как и сама душа, менее похожи на тело!
Если же по какому-либо иному соображению все су-
ществующее, т. е. всякую природу и субстанцию назовут
телом, то хотя и не следует допускать подобных словесных
обобщений, чтобы не ускользал смысл произносимых фраз
и мы как-то могли отделять чувственное от умопостига-
емого, все же не стоит слишком уж хлопотать из-за
названий. Ведь и мы говорим, что душа не принадлежит
к числу известных четырех элементов, поскольку они суть
тела, и в то же время настаиваем на том, что она и не
то, что есть Бог. Выходит, что лучшим ее определением
будет именно то, что она — душа, или же — дыхание
жизни. Прибавляю слово "жизни", ибо и воздух иногда
называют дыханием. Впрочем, воздух называют и душою,
так что трудно подобрать имя для обозначения той природы,
которая не есть ни тело, ни Бог, ни жизнь без ощущений,
какую можно предположить в деревьях, ни жизнь без
мыслящего ума, какая наблюдается в животных, но —
жизнь в настоящее время низшая, чем жизнь ангелов, а
в будущем, если мы будем жить на земле по заповедям
нашего Творца — такая же, как и у них.
Но хотя вопрос о том, из чего сотворена душа — из
какой-нибудь совершенной и блаженной природы или из
ничего — остается открытым, ни у кого не должно воз-
никать ни малейшего сомнения в том, что как прежде,
так и теперь она сотворена Богом, чтобы быть "душею
488