Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/489"]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/URL]
 

OCR
изменяться в любое другое, но невозможно, чтобы какое-
нибудь тело могло превратиться в душу.
Глава XXI
Поэтому не следует обращать внимание на мнение тех,
которые утверждают, что есть некое пятое тело, из которого
происходит душа и которое не есть ни земля, ни вода,
ни воздух, ни огонь, причем ни наш, более мутный, ни
небесный, чистый и светлый, а уж и не знаю что, но во
всяком случае — тело*. Если полагающие таким образом
называют телом то же, что и мы, т. е. всякую природу,
занимающую место в пространстве своими долготою, широ-
тою и высотою, то это не будет ни душа, ни то, из чего
она сотворена. Ибо все подобное, помимо прочего, делимо
и пространственно ограничено; ничего такого нельзя сказать
о душе, но если бы даже и можно, то откуда, в таком
случае, ей известны границы, которые долго не могут
пересекаться, когда таких границ в теле не может быть.
Да и в себе душа не встречает ничего подобного даже
тогда, когда в целях самопознания исследует саму себя.
В самом деле, когда душа занимается этим исследованием,
она знает, что именно она исследует, а этого она не могла
бы знать, если бы не знала себя самой. Ибо изучает она
себя не откуда-то со стороны, но из себя же самой. А
раз ей известна она сама как исследующая саму себя, то,
значит, самой себе она известна; далее, все, что она знает,
она знает не какой-либо своей частью, но знает вся;
следовательно, саму себя она знает не как что-либо иное
(свою часть), но именно всю себя. Зачем же тогда ей
исследовать себя, коль скоро она и так знает всю себя
как исследующую себя? Но она знает себя такой, какой
она есть, исследует же то, какой она была или какой
будет. Итак, подобные знания не похожи на знания
телесного, а потому душе и не следует считать себя телом:
* Имеется II »иду "знтелехии" (kvtcXcxihu).
487