Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Ибо если во сне человеку кажется, будто бы он был тем,
чем не был, сделал то, чего не делал, то что же удивитель-
ного в том, если по справедливому суду Божию, демоны
могут производить нечто подобное в сердцах и бодрству-
ющих?
Но манихеи, желающие себя мнить христианами, в
своем учении о переселении или превращении душ гораздо
хуже и возмутительнее языческих философов и других,
думающих подобным образом людей: последние отличают
природу души от природы Бога, а они, проповедуя, что
душа — не что иное, как сама субстанция Бога и
совершенно то же, что и Бог, вместе с тем не боятся
называть ее столь постыдно изменяемой, что нет такого
рода травы или червя, к которому она, по их мнению,
не была бы примешана или в который не могла бы по
непостижимому неразумию превратиться. Однако, если бы,
отвлекшись своим умом от вопросов о предметах таинствен-
ных, предаваясь которым плотским сердцем, манихеи неиз-
бежно впадают в ложные, вредные и нелепые мнения,
они крепко держались той одной, всякой разумной душе
естественно и истинно присущей мысли, что Бог совер-
шенно неизменяем и бестелесен, в таком случае мгновенно
разрушилась бы вся эта повторяемая ими на тысячу ладов
сказка, которую они измыслили не о чем другом, как о
недостойной изменяемости Бога.
Глава XII
Итак, неразумная душа не служит материей человеческой
души. Что же она такое, из чего сотворена душа дыханием
Божиим? Может быть, это какое-нибудь земное и влажное
тело? Никоим образом; напротив, отсюда сотворена плоть.
Ибо что другое — грязь, как не влажная земля? Не
следует также думать, что душа сотворена из одной только
влаги, как бы так, что плоть — из земли, а душа — из
воды. Ибо крайне нелепо думать, что душа человека
сотворена из того же, из чего и плоть рыбы и птицы.
481