Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава VIII
В самом деле, если существовала уже блаженная жизнь,
из которой была создана человеческая душа, то, очевидно,
она (в образе души) стала хуже, и потому ее следует
считать не материей души, но душу — ее эманацией. Ибо
когда какая-либо материя обрабатывается, в особенности
Богом, то обрабатывается, несомненно, в лучшее. Но если
бы даже человеческую душу и можно было бы посчитать
эманацией какой-нибудь жизни, сотворенной Богом в
некоем блаженном состоянии, во всяком случае мы должны
понимать, что она начала проявлять себя в каком-либо
акте своих заслуг только с того момента, с какого начала
свою собственную жизнь, т. е. стала душой, оживляющей
плоть, пользующейся ее органами, как своими вестниками,
и сознающей, что она живет в себе самой, своею волей,
разумом и памятью. Ибо если существует нечто такое, из
чего Бог вдунул в образованную Им плоть эту эманацию,
как бы этим дуновением сотворив душу, и если это нечто
блаженно, оно ни в коем случае не может ни двигаться,
ни изменяться, и не теряет ничего, когда из него эманирует
то, из чего является душа. Оно ведь не тело, чтобы могло
изменяться, как бы испаряясь.
Глава IX
Если же своего рода материей, из которой является
разумная душа, служит душа неразумная, то спрашивается,
откуда является сама эта неразумная душа, ибо и ее творит
не кто иной, как Творец всех природ. Может быть, из
телесной материи? Почему же, в таком случае, не из нее
и разумная душа? Ведь никто же не станет отрицать, что
Бог может творить одномоментно то, что мы представляем
себе происходящим последовательно. Да и какие бы мы
промежуточные звенья тут не предположили, но раз тело
— материя неразумной души, а неразумная душа —
материя души разумной, ясно, что тело — материя разум-
ной души. Но кто осмелится предположить подобное?
478