Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вычайно трудного вопроса. Иные на основании этого
выражения полагали, что душа — или некая часть самой
божественной субстанции, или же одной природы с Богом;
они думали так потому, что когда человек дышит, он
испускает нечто из самого себя. Но именно это и должно
побуждать нас отвергнуть подобное мнение, как враждебное
католической вере. Мы веруем, что природа или субстанция
Божия, которую многие признают в Троице, но немногие
умозрительно постигают, совершенно неизменяема. А кто
же сомневается в том, что душа может изменяться как к
лучшему, так и к худшему? Поэтому мнение, что душа и
Бог одной субстанции — мнение нечестивое. Ибо что же
следует из него, как не то, что и Бог изменяем? Отсюда,
надобно веровать и мыслить так, как учит правая вера,
а именно: что душа (имеет бытие) от Бога как нечто Им
сотворенное, а не как нечто рожденное или каким бы то
ни было образом происшедшее от самой Его природы.
Глава III
Но, возразят нам, каким же образом написано: "Вдунул
в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою",
если душа — не часть или даже не субстанция Бога?
Напротив, из этого изречения как раз и явствует, что она
— нечто совсем иное. Ибо когда человек дышит, то,
несомненно, его душа движет подчиненную ей природу
тела и производит дыхание из нее, а не из себя самой;
неужто эти заядлые спорщики настолько глупы, что не
знают: дыхание происходит от того периодического вды-
хания и выдыхания, которым мы то вбираем из окружа-
ющего нас воздуха, то в него выпускаем. Но даже если
(дыхание — это не только движение) вдыхаемого и вы-
дыхаемого воздуха, находящегося вне нас, но при дыхании
мы испускаем нечто и из самой природы нашего тела,
то все же природа тела и природа души — не одна и
та же, с чем, конечно, согласны и они. Поэтому, даже и
в этом случае, одно дело — субстанция души, которая
управляет и движет телом, и совсем другое — дыхание,
473