Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
смертные природы, и совсем другое — иметь возможность
не умереть, каковой возможностью обладал первый человек;
его бессмертие заключалось не в устройстве его природы,
а в древе жизни, от коего он после грехопадения был
отлучен, дабы мог умереть; т. е. если бы он не согрешил,
то мог и не умереть. Таким образом, по природе душевного
тела он был смертен, а по милости Создателя —бессмертен.
Но раз тело его было душевным, оно непременно было
и смертным, так как могло умереть, но, с другой стороны,
оно было и бессмертным, так как могло и не умереть.
Истинно же бессмертным будет только тело духовное,
каким, по обетованию, мы облачимся при воскресении.
Отсюда, душевное, а потому и смертное тело, которое по
правосудию стало бы духовным, т. е. бессмертным, сде-
лалось вследствие греха не смертным, каким оно было и
раньше, а мертвым, каким оно могло и не быть, если бы
человек не согрешил.
Глава XXVI
Каким же образом апостол, говоря о нас, о живых,
называет наши тела мертвыми, если (не имеет при этом
в виду), что само состояние смертности от греха пра-
родителей переходит на все их потомство? Ведь и наши
тела, как и тело первого человека, душевны, но, будучи
душевными, они все же гораздо ниже тела Адамова, ибо
они подпадают необходимости смерти, а тело Адама от
такой необходимости было избавлено. Хотя тело Адама и
было душевным, и оно должно было претерпеть изменения,
дабы стать духовным, обретая при этом истинное бес-
смертие, но этому обновлению необходимо не посредст-
вовала смерть. Между тем, как бы праведно мы не жили,
наше тело будет мертво; вследствие этой, проистекающей
от первого греха необходимости, апостол называет наше
тело не смертным, а мертвым, ибо все мы умираем в
Адаме. "Так как истина во Иисусе, — говорит он, —
отложить прежний образ жизни ветхого человека, истле-
вающего в обольстительных похотях (а таким и стал Адам
469