Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XIX
Часто спрашивают, душевное ли сначала было образо-
вано из земли для человека тело, т. е. такое, какое мы
имеем и теперь, или же духовное, какое мы будем иметь
по воскресении? Хотя душевное тело изменится в духовное,
поскольку душевное тело тлеет, а духовное — возрастает,
однако же вопрос о том, в каком именно теле был
изначально сотворен человек, заслуживает тщательного
рассмотрения, ибо если он был создан с телом душевным,
то по воскресении, когда уподобимся ангелам Божиим
(Мф. XXII, 30), мы получим не то тело, которое потеряли
в Адаме, а настолько лучшее, насколько духовное лучше
душевного. Но разве ангелы могут быть поставлены выше
Господа правосудием и другими (свойствами)?
Между тем, об (Иисусе) сказано: "Не много Ты умалил
его пред ангелами" (Пс. VIII, 6). Чем же (умален Он),
как не слабостью плоти, которую получил от Девы, приняв
вид раба, и, в нем умерши, искупил нас от рабства? Но
стоит ли долго рассуждать об этом, если у нас есть ясное
свидетельство апостола, который, говоря о душевном теле,
привел в пример не свое тело или тело кого бы то ни
было другого (из своих современников), но сослался на
само Писание, сказав: "Есть тело душевное, есть тело и
духовное. Так и написано: "первый человек Адам стал
душею живущею"; а последний Адам есть дух животво-
рящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом ду-
ховное. Первый человек — из земли, перстный; второй
человек — Господь с неба. Каков перстный, таковы и
перстные; и каков небесный, таковы и небесные" (I Кор.
XV, 44 — 48). Что можно к этому прибавить? Образ
небесного человека мы носим верою, уповая облечься в
него по воскресении, которого чаем, а в образ земного
человека облекаемся по самому началу человеческого рож-
дения.
465