Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XIV
Спрашивается теперь, в каком виде были сотворены
сами причинные начала, которые Бог сообщил миру (в
первом творении)? Так ли, что в зависимости от своих
видов они подлежали различным периодам времени, подоб-
но тому, как все, возникающее в растительном и животном
царствах, мы видим в свойственном ему образовании и
возрастании, или же так, что они образовались разом,
подобно тому, как и Адам, как нам кажется, был сотворен
уже в зрелом возрасте, минуя все степени возрастания?
Но почему бы нам не предположить, что в этих началах
одновременно заключались возможности того и другого,
дабы всегда могло осуществиться то, что угодно Создателю?
Ибо, если мы скажем, что было установлено только первое,
то будет очевидным, что не только чудо с претворением
воды в вино, но и вообще все чудеса, совершающиеся не
в установленном порядке природы, совершаются вопреки
им (причинным началам). Если же скажем, что — второе,
то вывод будет еще нелепей, а именно: что все обычные
нам формы и виды природы проходят свойственные им
периоды времени вопреки первичным началам всего рож-
дающегося. Остается, таким образом, предположить, что
эти начала были сотворены способными и к тому, и к
другому, т. е. и к тому, чтобы проходить свой природный
цикл в привычной для нас последовательности времени,
и к тому, чтобы, как это бывает крайне редко и носит
название чуда, осуществляться так, как это бывает угодно
Богу.
Глава XV
Человек был создан именно так, как заключалось в
первых причинах сотворение первого человека, которому
надлежало родиться не от отца и матери, а быть образо-
ванным из праха земного, согласно с тем причинным
началом, в котором он был изначально создан. Ибо, если
бы дело обстояло иначе, Бог сотворил бы его не в ряду
дел шести дней; если же мы говорим, что он был сотворен
461