Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии,
ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы,
ни злоречивые, ни хищники царства Божия не наследуют"
(I Кор. VI, 9, 10). Ибо если упорно пребывающие даже
в этих пороках верою во Христа спасутся, то как они не
будут в царстве Божием? *
68. Но так как эти ясные апостольские свидетельства
ложными быть не могут, то сказанное прикровенно о
строящих на основании, которое есть Христос, "не золото,
серебро, драгоценные камни, но дрова, сено и солому"
(о них сказано, что они спасутся через огонь, потому что
не погибнут вследствие заслуг основания), нужно понимать
так, чтобы не было противоречия тем ясным свидетель-
ствам. Под дровами, сеном и соломой не без основания
можно понимать такое пристрастие к мирскому, хотя и
дозволенному, что без скорби душевной с ним не могут
расстаться. Когда же эта скорбь сжигает, если Христос
занимает в сердце место основания, т. е. Ему ничто не
предпочитается, и если человек, сжигаемый такой скорбью,
лучше желает лишиться того, что так любит, чем Христа,
то он спасается через огонь. Если же во время искушений
это временное и мирское он пожелает удержать более,
чем Христа, то Его он не имеет в основании, потому что
предпочел мирское, тогда как в здании нет ничего важнее
основания. Ибо огонь, о котором в этом месте говорит
апостол, должен быть таким, что через него проходят оба:
и тот, кто строит на этом основании золото, серебро,
драгоценные камни и тот, кто строит дрова, сено и солому.
Потом он добавил: "Огонь испытает дело каждого, каково
оно есть. У кого дело, которое он построил, устоит, —
тот получит награду; а у кого дело сгорит, тот потерпит
урон; сам же спасется, но так, как бы через огонь" (I
Кор. III, 13 — 15). Следовательно, огонь испытывает дело
не одного из них, но обоих. Некоторым огнем является
искушение напастей, о каковом в другом месте прямо
написано: "сосуды горшечника испытывает печь, а людей
праведных искушение напастей" (Сир. XXVII, 5). Этот
огонь в настоящей жизни делает то, что сказал апостол:
если случается двум верующим, одному, заботящемуся о
44