Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
познал его, прежде чем образовал во чреве (хотя постижение
этого дЛя нашей слабости или трудно, или невозможно)
— в некоторых ли ближайших причинах, подобно тому,
как Ле»ий в чреслах Авраама был "принимающим деся-
тины"; или же в самом Адаме, в котором, как в корне,
заключался весь род человеческий, и притом в том ли
Адаме, который был сотворен из праха земного, или в
том, который причинно был сотворен в делах, которые
Бог совершил все разом; или же, скорее, — раньше
всякого творения, подобно тому, как Бог избрал и пре-
допределил Своих святых прежде создания мира (Еф. I,
4); или, наконец, во всех этих причинах вместе?
Как бы там ни было, были ли это одни из перечисленных
мною причин, или, возможно, те, которые мне неведомы,
Бог знал его раньше, чем он был образован во чреве
матери; полагаю, что нет надобности доискиваться этого
с большей тщательностью, лишь бы было понятно, что
Иеремия только с того момента, как явился на свет от
родителей, получил жизнь в собственном смысле слова и,
возрастая, мог жить хорошо или худо, но (это случилось)
ни в коем случае не раньше, чем он был образован в
утробе матери, и даже не тогда, а когда он родился на
свет. Ибо не подлежит ни малейшему сомнению апос-
тольское изречение о близнецах в утробе Ревекки, еще не
сделавших ничего ни доброго, ни худого (Рим. IX, 11).
Однако, не напрасно же написано: "Кто родится чистым
от нечистого? ни один" (Иов. XIV, 4), и в псалме говорится:
"Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать
моя" (Пс. L, 7), и (апостол сказал), что в Адаме все
умирают, в котором все согрешили (Рим. V, 12). С другой
же стороны, какие бы заслуги родителей не переходили
на потомство и какая бы благодать Божия не освящала
каждого, прежде чем он родился, будем твердо держаться
того мнения, что нет лицеприятия у Бога и никто, еще
не родившись, не совершает ни худого, ни доброго, что
относилось бы непосредственно к нему. И суждения тех,
которые полагают, что некогда иные души так или иначе
согрешили и, по мере своих грехов, ниспосылаются в
разные тела, несогласны с изречением апостола, который
454