Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному;
сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь
Бог образовал из земли всех животных полевых и всех
птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как
он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу
живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем
скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но
для человека не нашлось помощника, подобного ему. И
навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он
уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию.
И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену,
и привел ее к человеку" (Быт. II, 18 — 22).
Итак, если Бог среди полевых скотов и животных и
птиц небесных не нашел для человека подобного ему
помощника и потому сотворил такового из его ребра, а
это произошло тогда, когда Он "образовал из земли всех
животных полевых и всех птиц небесных, и привел к
человеку, чтобы видеть, как он назовет их", то каким же
образом можно думать, что это случилось в шестой день,
когда, по слову Божию, земля произвела душу живую, а
что касается птиц небесных, то их вообще произвела вода
в день пятый? Но теперь говорится так: "Господь Бог
образовал из земли всех животных полевых и всех птиц
небесных", т. е. дается понять, что земля и вода уже
одним образом произвели то, что было им заповедано
словом Божиим, ныне же образование происходило иначе:
тогда — в возможности и причинно, как приличествовало
тому действию, которым Бог сотворил все разом и от
которого Он почил в седьмой день, теперь же — так,
как Он творит во времени, делая это и доселе. Поэтому
Ева создана из ребра своего мужа уже в известные нам
дни материального света, происходящего от обращения
солнца. Ведь именно тогда Бог и "образовал из земли
всех животных полевых и всех птиц небесных", и когда
между ними не нашлось для Адама достойного помощника,
сотворил Еву. В эти же дни, следовательно, Он создал из
праха земного и самого Адама.
Ибо нельзя же сказать, что в шестой день был создан
один мужчина, а женщина — уже после, так как о шестом
449