Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава III
Ведь одно дело возвышенно мыслить о Боге, что Он
легко может свершить все разом, и совсем иное — таким
же образом мыслить и о человеке. Разве нам неизвестно,
что человек способен произносить слова только во времени?
Поэтому, когда мы читаем о том, что он давал имена
животным, затем — жене, а потом еще сказал: "Потому
оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится
к жене своей; и будут одна плоть" (Быт. II, 24), мы не
можем не понять, что коль скоро даже произнесение двух
слогов требует определенного промежутка времени, то все
эти именования и речи никак не могли происходить вне
времени, когда все создавалось разом. Выходит, что или
(творение) происходило не разом, а в течение времени,
или день тот, первоначально сотворенный не духовной, а
телесной субстанцией, производил утро и вечер, уж и не
знаю чем, то ли каким-то особым круговращением, то ли
— расширением и сокращением, или же, если все наши
вышеприведенные доводы способны убедить, что под днем
понимается первоначально созданный в высшей области
умный свет, т. е. день духовный, присутствие коего имело
место при создании вещей в шестеричное число в форме
упорядоченного познания, то несомненно, что сказанное
о сотворении человека из праха земного и об образовании
его жены из ребра относится не к тому творческому акту,
коим все было сотворено разом и по свершению которого
Бог почил, а к тому, которое совершается в течение веков
и которое Бог и поныне делает.
К тому же и сами слова, в которых повествуется о
том, как Бог насадил рай, как поместил в нем человека,
как привел к нему животных, чтобы он нарек им имена,
как, когда среди тварей не нашлось достойного помощника,
из вынутого из него ребра образовал ему жену, достаточно
убеждают нас в том, что все это никак не может относиться
к тому действию, от которого Бог почил в день седьмой,
а скорее относится к тому, которое Бог делает и поныне.
В самом деле, о насаждении рая говорится так: "И насадил
Господь Бог рай и Едеме на востоке; и поместил там
15 Чак. 3645
447