Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXIII
Мы же, чей путь направляется через св. Писание
божественным промыслом, дабы не впасть в подобную же
превратность (мыслей), постараемся, с помощью Божией,
по самим делам Божиим подняться (духовным взором)
туда, где сотворил их Господь разом, почив затем от
совершенных дел Своих, (отдельные) виды которых в
порядке времени Он делает и поныне. Возьмем, к примеру,
красоту любого дерева, с его стволом, ветвями, листьями
и плодами. В этом своем виде дерево возникло, конечно,
не вдруг, но мы-то знаем, в каком порядке (оно возникло),
а именно: оно поднялось из корня, росток которого
первоначально прикрепился к земле, и отсюда уже выросло
само дерево во всем своем великолепии и разнообразии.
Сам тот росток появился из семени; следовательно, все
изначально заключалось в семени, причем не в смысле
материальной величины, а по силе и причинной возмож-
ности. Величина дерева суть следствие совместных действий
земли и влаги, но в маленьком зерне заключена более
удивительная и превосходная сила, действием которой
прилегающая влага в соединении с землей, эта как бы
материя (дерева), превращается в древесину ствола, раз-
весистость веток, зелень и форму листьев, обилие плодов,
словом — в стройное многообразии целого дерева.
Что же вырастает на этом дереве такого, что не
возникало бы из этой невидимой сокровищницы семени?
А само семя происходит от дерева, не этого, так другого,
которое, в свою очередь, выросло из другого семени.
Иногда же дерево происходит непосредственно от другого
дерева, когда то пускает отросток. Итак, семя — от дерева,
дерево — от семени и дерево — от дерева. Семя же от
семени непосредственно не является. Так, путем преемст-
венных чередований одно (является) от другого, но все
— из земли, а не наоборот; следовательно, прежде всех
них — рождающая земля. То же можно сказать и о
животных: неизвестно, от них ли семя, или они от семени
раньше, но несомненно одно: и они и их семя — из
земли.
443