Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
начался век, мы называем сущим от века, а то, что
рождается в мире, называется существующим в веке. По-
этому Писание, сказав: "Все чрез Него начало быть, и
без Него ничто не начало быть", затем прибавляет: "Что
начало быть" (Иоан. I, 3). Об этом же деянии Господа
в другом месте написано так: "Ты сотворил мир от
безобразного вещества" (Прем. XI, 18). Мир этот, как о
том уже говорилось выше, часто называется небом и
землей, которые Бог, как мне кажется, сотворил сразу со
всем, что на них есть.
Глава XVIII
Многих тварей нашего мира мы не знаем, ибо так или
иначе они недоступны для наших чувств: то ли они живут
высоко в небе, то ли — в дальних или необитаемых
странах, а иные сокрыты в недрах земли. Прежде чем
они были сотворены, они, конечно же, не существовали;
так каким же образом Богу было известно то, что еще
не существовало? С другой стороны, как Он мог сотворить
то, чего не знал? Следовательно, Он творил то, что знал,
и знал еще прежде, чем оно было сотворено. Отсюда: до
своего сотворения все и существовало, и нет; существовало
в познании Бога и не существовало в своей природе. Вот
для чего и был сотворен тот (один) день, которому оно
было известно обоими этими способами, т. е. и в Боге,
и в собственной природе: в Боге — познанием как бы
утренним, в своей природе — познанием как бы вечерним.
Что же касается самого Бога, то я осмелюсь сказать, что
когда Он творил, то знал (творимое) именно так, как
ведал его сотворить Тот, "у Которого нет изменения и
ни тени перемены" (Иак. I, 17).
Глава XIX
Само собою понятно, что для знания низших предметов
Бог не нуждается » вестниках, дабы с их помощью как
438